Игровые форумы AGFC
Крупнейшее российское
игровое сообщество.

Десятки тысяч участников,
миллионы полезных
тем и сообщений.
Travel, Inc.
Портал, посвященный
адвенчурам и RPG.

Специализированные
новости и рецензии,
аналитические статьи.
Grand Theft AG
Самый крупный сайт
в России о серии GTA
и ее «детях» -
Mafia, Driv3r и т.п.

Новости, прохождения,
моды, полезные файлы.
Геройский уголок
Лидер среди сайтов
по играм сериала
Heroes of Might & Magic.

Внутри - карты, советы,
турниры и свежие
новости о Heroes 5.
ГотикAG
Проект, посвященный
известному немецкому
RPG-сериалу Gothic.

Новости, моды, советы,
прохождения и еще
несколько тонн
полезной информации.
Wasteland Chronicles
Портал для любителей
постапокалиптических RPG.

В меню: все части
Fallout, Metalheart, The Fall,
Wasteland, Койоты и Ex Machina.
Magic Team
Ресурс, посвященный
вскрытию игровых
ресурсов и форматов.

Помимо советов
и описаний, содержит
программы от Magic Team,
позволяющие вытащить
данные из сотен игр.
Absolute Top + Мuзейm
Сайт ежегодного
голосования AG, где
читатели и редакция
определяют лучшие игры.

Архив старых голосований
работает круглосуточно
и без выходных.
Вольный Стрелок
Портал, посвященный
стратегическим играм
всех мастей и калибров.

Новости, рецензии,
скриншоты, файлы.
Проект временно заморожен.
Skive: Тенденции
компьютерного игростроения
Небанальные измышления
нашего коллеги Скайва
о том, что ждет
игровую индустрию.

Архив выпусков охватывает
без малого четыре года.
Проект временно заморожен.
Проект AG.ru Другие наши сайты »»

Loading
Опрос
Кого вы поддержали в Скайриме?

Братьев Бури
Империю

Архив опросов.

Daggerfall / Книги

~ Истинная история Барензии. Часть VIII ~

Anonymous

Барензия сидела за обеденным столом в холле, гоняя еду по тарелке и чувствуя скуку и усталость. Симмах был в отъезде, будучи призванным в Императорский Город прапраправнуком Тайбера Септима, Уриэлем Септимом. Или это был его прапрапраправнук? Она поняла, что сбилась со счета. Их лица словно накладывались одно на другое. Возможно, ей следовало поехать с ним, но прибыла делегация из Тира по важному делу, требующему деликатного подхода.

Пел бард, но Барензия не слушала. В последнее время все песни казались ей одинаковыми, что старые, что новые. Внезапно одна фраза привлекла ее внимание. Он пел о свободе, о приключении, об освобождении Морровинда из цепей. Как он осмелился! Барензия села прямо и повернулась, чтобы внимательно посмотреть на него и осознала, что хуже того, он пел о некоей древней войне с северянами Скайрима, восхваляя героизм короля Мораэлина (Moraelin) и его храбрых Кавалеров. Эта история была довольно старой, но песня была нова... И ее смысл... Барензия не была уверена. Наглый парень, но с хорошим голосом и слухом, с собственным взглядом на поэзию и музыку. Довольно привлекательный к тому же, на неприхотливый вкус. Он не казался очень уж процветающим и не выглядел таким уж молодым. Ему, без сомнения, не было еще и ста лет. Почему она не слышала его раньше или, по крайней мере, не слышала о нем? "Кто он?" - шепнула она своему сотрапезнику, на что тот пожал плечами и ответил: "Называет себя Соловьем (Nightingale). И, судя по всему, никому о нем ничего не известно." "Прикажи ему говорить со мной, когда он закончит."

Соловей подошел к ней и поблагодарил за оказанную ему честь и за кошелек, который она ему протянула. Его манеры не были дерзкими: довольно спокойны и непритязательны. Он с легкостью принимался сплетничать о других, но все расспросы о себе отводил либо шутливым ответом, либо пространной историей, подаваемыми, однако, с таким обаянием, что обидеться было невозможно. "Мое настоящее имя? Миледи, я никто. Нет, нет, мои родители назвали меня Ни Кто, или это было Ник То? Какое это имеет значение? Как могут родители дать имя тому, чего они не знают? А, я полагаю, это было имя Не Знаю. Я был Соловьем так долго, что уже и не помню точно, о, по меньшей мере с прошлого месяца, или это была прошлая неделя? Видите ли, вся моя память уходит на песни и повести. Я ничего не оставил на себя. По правде, я очень скучен. Где я родился? Ну, в Нигде. Я собираюсь поселиться в Данромане (Dunroman), но это не к спеху." "Понимаю. А потом ты женишься на Атлешур (Athleshur)?" "Вы очень проницательны, миледи. Хотя я, пока что, нахожу Инасте (Inaste) также очень очаровательной." "Так ты, значит, непостоянен?" "Как ветер, миледи. Я бываю и там и здесь, где жарко и холодно." "Тогда останься с нами ненадолго, если хочешь." "Как пожелаете, миледи."

Барензия обнаружила, что у нее вернулся интерес к жизни. Все, что казалось раньше надоевшим, снова было свежим и новым. Она с радостью встречала каждый новый день, предвкушая беседы и песни с Соловьем. В отличие от других бардов, он никогда не восхвалял в песнях ее или других женщин, лишь только захватывающие приключения и смелые деяния. Когда она спросила его об этом, он просто сказал: "О какой лучшей похвале твоей красоте можешь ты просить, чем дает тебе твое собственное зеркало? А если тебе нужны слова, то ты можешь услышать их от лучших бардов этой страны. Как могу я соперничать с ними, я, который родился всего лишь неделю назад?" Они разговаривали наедине, так как Барензия, которой не спалось, приказала ему прийти в ее комнату с тем, чтобы его музыка помогла ей заснуть. "Ты ленив и труслив, либо мое обаяние на тебя не действует." "Миледи, чтобы восхвалять тебя, я должен знать тебя, а дух твой окружен магической завесой." "Твои слова и твои глаза прогоняют туман. Узнай меня, если желаешь и если осмелишься." Он приблизился к ней; они легли рядом, поцеловались и обнялись. "Даже Барензия не знает себя по-настоящему," - прошептал он нежно: "Как могу я? Барензия. Ты ищешь, но еще сама не знаешь, что. Что бы ты хотела, чего у тебя еще нет?" "Страсть," - прошептала Барензия: "Страсть. И дети, рожденные от нее." "А что насчет твоих детей? Что ты дашь им по праву рождения?" "Свободу,"- прошептала она: "Свободу быть самим собой. Где смогу я найти все эти вещи?" "Они лежат рядом с тобой и под тобой, если ты осмелишься протянуть руку и взять их." "Но Симмах..." "Я знаю часть ответа на твой вопрос, а под нами, в этих самых копях, лежит то, что дарует нам возможность его обретения. Того, что Мораэлин и Эдвард использовали между собой, чтобы освободить Скалистые Земли от власти духа северян. Если этим правильно воспользоваться, никто не устоит, даже та сила, которой владеет Император. Свобода, Барензия, свобода от цепей, что сковывают тебя. Подумай об этом, Барензия." Он снова нежно поцеловал ее и отодвинулся. "Ты же не уходишь?"- закричала она, так как ее тело жаждало его. "Cейчас - да. Удовольствия плоти - ничто перед тем, что мы можем иметь вместе. Я хочу, чтобы ты подумала об этом." "Мне не нужно думать. Что мы должны делать? Какие приготовления должны мы сделать?" "Нет, никаких. Ты свободно можешь войти в копи. А уж там я смогу отвести тебя туда, где лежит эта вещь и взять ее с места ее успокоения." "Рог Призыва (Horn of Summoning)" - прошептала она: "Не так ли? Как ты узнал об этом? Сказано, что он похоронен рядом с самим Даггерфолом." "Нет, долго изучал я этот предмет. Перед смертью король Эдвард передал Рог на сохранение в руки своего старого друга Мораэлина, который спрятал его здесь, в Морнхолде, под охраной бога Эфена (Ephen), там, где место его рождения. Теперь ты знаешь то, что стоило мне долгих лет и многих пройденных миль." "А бог?" "Доверься мне, дорогая. Все будет хорошо." Смеясь, он поцеловал ее напоследок и ушел.

На следующий день они миновали стражу у больших ворот, закрывающих ход, ведущий вниз. Барензия совершала свой обычный обход, но вместо того, чтобы затем уйти, она и Соловей прошли через хорошо замаскированную дверь в старую, давно заброшенную часть выработок. Дорога была ненадежной, так как некоторые старые ходы были завалены, и им приходилось расчищать завалы, либо искать обходной путь. Злые крысы и огромные пауки сновали туда-сюда и иногда нападали на них. "Нас слишком долго не было," - сказала Барензия: "нас будут искать. Что я им скажу?" "Все, что хочешь," - засмеялся Соловей: "Разве ты не королева?" "Симмах..." "Этот крестьянин повинуется тому, у кого власть. И будет дальше. Власть будет у нас, любовь моя." Его губы были сладким вином, каждое прикосновение - огнем и молнией. "Сейчас," - произнесла она: "Возьми меня сейчас. Я готова." Ее тело словно трепетало, каждый нерв и мускул напряжен. "Не сейчас. Не здесь и не так." Он указал рукой на древние, покрытые пылью, стены грубой каменной кладки: "Еще немного."

"Здесь," - сказал он, останавливаясь перед глухой стеной: "Он покоится здесь." Его руки сотворили заклинание, и стена исчезла, открывая вход в старую гробницу. Посередине ее стояла статуя бога с молотом в руке, занесенным над адамантовой наковальней. "Моей кровью, Эфен, я приказываю тебе проснуться. Я - потомок Мораэлина из Эбонхарта, последний из королевского рода, одной крови с тобой. В час последней надежды Морровинда, когда души всех эльфов в опасности, отдай мне то, что ты хранишь! Сейчас я приказываю тебе ударить!" При этих словах статуя двинулась и ожила, пустые каменные глаза загорелись красным. Огромная голова кивнула, и молот ударил по наковальне, которая развалилась на части с громовым треском, и сам каменный бог рассыпался. Барензия скорчилась на полу, зажав руками уши и громко крича. Соловей смело пошел вперед и схватил то, что лежало среди руин с восторженным возгласом и высоко поднял его. "Кто- то приближаетя!" - крикнула Барензия: "Стой, это же не Рог, это... Это посох!" "Правильно, моя дорогая, наконец-то твои глаза открылись!" Соловей громко засмеялся, а затем: "Мне очень жаль, моя дорогая, что я должен сейчас тебя покинуть. Возможно, мы еще встретимся однажды. Но до тех пор... Ах, а до тех пор - Симмах,"- сказал он фигуре в кольчуге, появившейся позади них: "Она твоя!" "Нет!" - Барензия вскочила на ноги и побежала за ним, но он исчез, пропал из виду как раз в тот момент, когда Симмах с обнаженным мечом приблизился к нему. Единственный удар его клинка рассек пустой воздух, затем он стал спокойно, словно заняв место каменного бога. Барензия не вымолвила ни слова: Симмах велел полдюжине эльфов, сопровождавших его, сказать лишь, что Соловей и королева заблудились и были атакованы пауками. Соловей упал в глубокую расщелину, которая сомкнулась над ним. Его тело невозможно достать. Королева глубоко потрясена происшествием и очень переживает потерю друга, который погиб, защищая ее. Такова была сила его приказа, что разинувшие рот от удивления солдаты, никто из которых не видел всего произошедшего, были наполовину убеждены, что это - правда.

Барензию проводили наверх и отвели в ее спальню, где она отпустила слуг и села, ошеломленная, слишком потрясенная, чтобы заплакать. Симмах стоял, наблюдая за ней. "Ты хоть понимаешь, что ты наделала?" - наконец сказал он. "Ты должен был сказать мне," - прошептала Барензия: "Посох Единства и Хаоса (The Staff of Unity and Chaos). Я никогда и не мечтала о том, что он находится здесь. Он сказал..." Жалобный стон сорвался с ее губ, и она вся сжалась в страдании. "Что я наделала? Что теперь будет? Что станет со мной?" "Ты любила его?" "Да, да, да. О, пусть боги будут милосердны ко мне, я действительно любила его." Жесткое лицо Симмаха слегка смягчилось, и его глаза засверкали новым огнем, он тихо вздохнул. "Ааа, это уже кое-что. Ты станешь матерью, если это в моей власти. Что же до остального, моя дорогая, ты выпустила на землю бурю. Пройдет некоторое время, прежде чем соберутся тучи. Когда она грядет, мы встретим ее вместе. " Он снял с нее одежду и отвел ее в постель. Несмотря на горе и страдание, ее тело отвечало ему как никогда раньше, отдавая все то, что пробудил в ней Соловей. Она была опустошена, затем наполнена, так как ребенок был зачат и начал расти. Как ребенок рос в ее чреве, так росло ее чувство к терпеливому верному Симмаху, имевшее корнями долгую дружбу и влечение, оно вызрело в полноту настоящей любви. Восемь лет спустя их любовь была снова благословлена маленькой дочерью.

Сразу после кражи Соловьем посоха Симмах отправил Уриэлю Септиму секретные послания c рассказом об этом происшествии, но сам не поехал, предпочитая остаться с Барензией на время ее беременности и заботиться о ребенке вместе с ней. Из-за этого и из-за кражи они лишились расположения Уриэля Септима и попали под подозрение. Были разосланы шпионы на поиски вора, но Соловей словно исчез туда, откуда пришел, где бы это ни было.

"Вероятно, отчасти Темный эльф,"- сказала Барензия: "но также отчасти человек, втайне, иначе я не смогла бы так быстро забеременеть." "Несомненно, частью Темный эльф из древнего рода Р'Аатима (R'Aathim), иначе он не смог бы освободить посох," - рассудил Симмах: "И я думаю он бы возлег с тобой. Как эльф, он бы не осмелился, так как тогда он не смог бы с тобой расстаться. Он знал, что Посох там, но не Рог, а потом он должно быть телепортировался в безопасное место, ведь Посох - это то оружие, которое бы сразу раскусило его, в отличие от Рога. Хвала богам у него его нет! Похоже, все прошло, как он и ожидал, но как он узнал? Я поместил его туда сам, с помощью последыша клана Р'Аатима, который теперь восседает как король в Эбонхарте, в качестве награды. Тайбер Септим владел Рогом, а Посох оставил на сохранение. Соловей может воспользоваться посохом, чтобы посеять семена раздора и раскола, если пожелает, но одно это не даст ему власти. Она заложена в Роге и возможности пользоваться им". "Я не уверена, что это - та власть, которую ищет Соловей," - заметила Барензия. "Все ищут власти,"- возразил Симмах: "Каждый по-своему."

Продолжение

перевод © Денис Камалов

Daggerfall
Книги:
 Алфавитный список
 По категориям
Новости
Архив новостей
Форум
Форум по модам
Обновления
TES5: Dragonborn - Прохождение
TES Online: Вопросы разработчикам
TES Online: Йорунн
TES Online: Айренн
TES Online: Ковенант Даггерфолла
TES Online: Эбенгардский Пакт
TES Online: Доминион Альдмери
TES Online: Война альянсов
TES Online: Дреуги

Наверх страницы. Копия для печати.

© 1996—2013 Kanobu Network, OOO «Рамблер-Игры».
Также см. дополнительную правовую информацию/legal information об используемых материалах и торговых марках.
Ведущий сайта - Михаил Требин. Идея сайта - Сергей Горелов. Создатель сайта - Алексей Тихомиров.

Случайно выбранный контент из базы AG.ru | 34 727 игр



    Rambler's Top100